Унжа, Санчур, Урваново, Левенда… Что объединяет эти топонимы? О финно-угорских топонимах в муромском поочье

Предлагаем вниманию читателей статью о топонимах Муромского края, которые имеют финно-угорское происхождение (по мнению автора статьи). Здесь в качестве примера приводятся и топонимы Меленковского района (Унжа, Верхоунжа, Санчур, Пьянгус, Выкуши, Урваново и многие другие). Вышел материал в издании «Известия Самарского научного центра РАН» в 2008, автор В.В. Бейлекчи. Сразу хочется добавить, что статья приводится лишь в качестве пищи для размышлений.

Ссылка на статью в PDF-формате

Окские дали. Фото Алексей Трифонов
Окские дали. Фото Алексей Трифонов

Финно-угорская топонимика Муромского Поочья изучена слабо. Предшествующие исследователи проблемы неуверенно определяли географические границы Муромского края и не полностью использовали фонд источников. Автор уточняет границы Муромского края и выделяет на его левобережье 33 гидронима и ойконима несомненно финно-угорского происхождения. Особенности этих топонимов свидетельствуют о том, что у летописного племени мурома (VI — XI вв.) был свой язык, который отличался от языков соседних финно-угорских этносов. Вывод автора подтверждает сведения вводной части «Повести временных лет». Согласно данным археологии и судя по отсутствию в левобережье Муромского края характерных древних мерянских, мордовских и марийских топонимов, эта территория была заселена только муромой. 

Тема топонимики Муромского края в разное время привлекала внимание А.И.Попова, В.Н.Мартьянова и Д.Т.Надькина, А.Альквист, Н.В.Морохина, В.С.Кулешова. 

В статье А.И.Попова «Топонимика древних мерянских и муромских областей» была дана общая характеристика топонимической ситуации в Костромской, Ярославской, Московской, Владимирской областях и выделен слой названий финно-угорского происхождения, однако собственно муромская территория не рассматривалась.

Задачи статьи В.Н.Мартьянова и Д.Т.Надькина «Об этнической принадлежности населения рязанского и муромского Поочья I тыс. н. э.» были полностью отражены ее названием; авторы на основе анализа лингвистических, этнографических и археологических источников убедительно представили генетическое родство раннесредневекового населения рассмотренных территорий и мордвы-эрзи, выделив на Средней и Нижней Оке финно-угорские гидроформанты «-ур» и «-лей/-ляй» (последний — возможно балтского корня) в правобережье Оки. Поволжские исследования А.Альквист (г. Хельсинки) органически включали анализ топонимии, а вопрос происхождения этнонима «мурома» и урбонима «Муром», на мой взгляд, был освещен ею исчерпывающе.

Река Ока
Река Ока

В книге Н.В.Морохина «Нижегородский топонимический словарь», широко раскрывшей финно-угорский пласт топонимии правобережья Нижней Оки, были приведены несколько ойконимов в Вачском и Навашинском районах Нижегородской обл., потенциально происходящих из языка муромы. В статье «О происхождении этнонима мурома и о топонимах муромской округи» В.С.Кулешов на фоне общих сомнений в финно-угорском происхождении археологической культуры и этнонима летописной муромы пришел к выводу об отсутствии в Муромском Поочье достоверно финно-угорских топонимов. 

Всем этим исследованиям были присущи одни и те же «узкие» места: неуверенное определение границ территории Муромского края и использование неполного фонда источников. 

Естественные географические границы Муромского края — основной территории обитания летописной муромы в VI — XI вв. — определены по археологическим и письменным источникам. Имеет смысл еще раз их описать.

Фото Лялин Игорь. Ока
Фото Лялин Игорь. Ока

С западной стороны Муромский край ограничивается Окско-Цнинским валом. С северной стороны граница края в левобережье р. Ока проходит по краю Нижнеокской низины. С южной стороны левобережье ограничено прибрежными Дмитриевыми горами. С восточной стороны в правобережье Оки граница с севера проходит от линии г.Павлово по краю лесов, а в южной части продолжается по краю Окско-Цнинской низины. 

Следует отметить, что не все исследователи согласны с моим мнением о сплошном характере заселения муромой нижнеокских земель в описанных пределах. Так, А.Е.Леонтьев, выделивший отдельные освоенные местности в границах «мерянской земли», высказал предположение об аналогичной ситуации в системе расселения муромы, что получило дальнейшее развитие в его работах. К этой точке зрения необходимо вернуться позже.

Вечерняя Ока. Фото Лялин Игорь
Вечерняя Ока. Фото Лялин Игорь

Фронтальный анализ топонимов Муромского края привел меня к выводам об отсутствии на данной территории двусоставных названий с формантами «-бал», «-бол» и «-кол» мерянского происхождения, а также топонимов с эрзянским формантом «-лей» в муромском левобережье Оки. 

В этом свете весьма интересен следующий ряд ойконимов, которые Н.В.Морохин отнес к муромских, указывая их финно-угорское, в целом, происхождение и руководствуясь локализацией в правобережье муромского Поочья. 

— Валтово и Валтырево, деревни — патронимы от мордовского языческого женского имени Валтава; либо связаны с муромским корнем, аналог которого есть в марийском («валташ») и эрзянском («валтамс») — «спускаться». 
— Вареж, село — патроним от финно-угорского (муромского?) имени Вараш, имеющего аналогии в марийской и мордовской оно-мастике; 
— Вастрома, деревня — возможно муромское происхождение от корня, сходного с эрзянским «вастомс» — «встретить» ; 
— Жайск, поселок — патроним от финно-угорского (муромского?) языческого имени Ашай/Ошай; 
— Нершево, село — от финно-угорского (муромского?) корня «нер/нерь» — «нос, клюв, рыло» или патроним от мордовского мужского языческого имени Нарус(ш); 
— Салавирь, деревня — от эрзянских слов «салай» — «похищение, кража» (также возможна финно-угорская основа «сола/сала» — «поселение») и «вирь» — «лес»; вероятно муромское происхождение. 

Для топонимического исследования края заманчивым представляется использование впечатляющих по объему мордовского и марийского языческих ономастических сводов, а также толкование топонимов из современных языков поволжских финнов. И все же, данная методика, примененная Н.В.Морохиным к материалам Нижегородской области, на территории левобережья Муромского края может быть использована только специалистами. 

Пользуясь разработками Н.В.Морохина, В.Н.Мартьянова и Д.Т.Надькина, А.Альквист, можно выделить на левобережье Муромского края, в пределах и ближайшей округе Муромского, Селивановского и Меленковского районов Владимирской области, а также в северной зоне Касимовского района Рязанской области ряд гидронимов и ойконимов, финно-угорское происхождение которых максимально вероятно. 

— Выжга, река ; 
— Левенда, деревня; 
— Шилтыга, местность в г. Меленки. 

Гидроформант «-еж»: 
— Вареж, деревня (возможно патроним от муромского (?) мужского языческого имени 
Вараш). 

Гидроформант «-ра» (небольшая речка) : 
— Мотра, река. 

Гидроформанты «-са/-ша/-жа» (небольшая речка): 
— Верхоунжа, деревня; 
— Виша, река и озеро (возможно происхождение от корня «вис» — «низина с источником») ; 
— Ксегжа, река; 
— Марса, ручей ; 
— Синжаны, деревня (возможно происхождение от корня «сен» — «заливная ложбина»); 
— Унжа, река; 
— Чуликса, деревня. 

Гидроформант «-ур», характерный для 

Средней и Нижней Оки : 
— Санчур, ручей и село (возможно происхождение от корня «сан» — «высокое место» и основы «шор/шур» — «река»); 
— Чаур, деревня. 

Гидроформант «-ух»: 
— Тетрух, река; 
— Вондух, река . 

На этот гидроформант во Владимирской области обратил внимание А.И.Попов, сблизивший его с финно-угорским «речным» суффиксом «-юг(а)» и посчитавший его результатом русской передачи гидронимов . Интересно, что достаточно ранний Кочкинский могильник муромы (кон. VII — нач. VIII вв.) находится на р. Лух в Ивановской области, значительно севернее Муромского края . 

Топонимы с финно-угорскими топ-формантами. Топоформант «-ма» — «земля, территория» 
— Морозима, река. 
Топоформант «-та»: 
— Поташ Старый и Новый, деревни (возможно происхождение от корня «по/пу/бу» -«вода, река, озеро»). 
Топоформант «-ус», характерный для Средней Оки: 
— Индрус, река; 
— Пьянгус, деревня; 
— Урюсево, деревня (возможно происхождение от корня «ур» — «возвышенность, речка 
текущая с возвышенности ) ; 
— Чармус, река.

Урваново
Урваново

Топонимы, происходящие от финно-угорских основ и корней. — Амосово, деревня (возможно происхождение от корня «мос» — 

— Важель, река (возможно происхождение от основы «важ» — «корень, исток» и корня «ела» 
— «лесная речка»); 
— Вареха, ручей (возможно происхождение от корня «ех» — «русло реки, ложбина»); 
— Выкуши, деревня (возможно происхождение от корней «выкса» — «поток, течение, протока» или «векса» — «река, вытекающая из озера»); 
— Икшево, деревня (возможно происхождение от «икше» — «холодная вода»); 
— Моцкое Большое и Малое, озера (возможно происхождение от корня «мос» — «источник» 
— Сала Большая, деревня (возможно происхождение от «сола/сала» — «поселение»); 
— Сенька, ручей (возможно происхождение от корня «сен» — «заливная ложбина»); 
— Тумовка, бывшая деревня (возможно происхождение от «тумо» — «дуб»); 
— Урваново, озеро и село (возможно происхождение от «урёв» — «место слияния двух речек, ручьев»); 
— Чернуха, река (возможно происхождение от корней «чер» — «капля» и «нук/нух/нюк» 
— «овраг, ложбина»).

Не находят пока параллелей гидронимы с формантом «-на» — Ушна, Илевна, Райна.

Заброшенная церковь в селе Пьянгус
Заброшенная церковь в селе Пьянгус

Приведенный ряд топонимов финно-угорского происхождения достаточно представителен: вместе с местными названиями, созвучными корням и основам из языков мордвы (претендующими на отдельное исследование), он составляет около трети гидронимов и приблизительно шестую часть ойконимов очень скромной по размерам территории левобережья Муромского края. 

Показательно, что рассмотренные топонимы микрорегиона не выявляют тенденцию тяготения к какому-либо из ныне существующих языков поволжских финнов, а, скорее, относятся к общему финно-угорскому наследию. Это может быть свидетельством древности и самобытности их происхождения, то есть реальной лингвистической дифференциации древней муромы. Таким образом, косвенно подтверждается сообщение вводной части «Повести временных лет»: «.А по Оце реце, где втечеть в Волгу, мурома язык свой, и черемиси свой язык, моръдва свой язык». 

Очень небольшая площадь левобережных земель Муромского края, а также отсутствие крупных мордовских или марийских анклавов в среде русского населения, заселившего эту территорию как минимум с XI в. и ассимилировавшего мурому, позволяют говорить о полной ее освоенности муромой в VI — X вв., невзирая на относительную сегодняшнюю неполноту археологических источников. Не вызывает сомнений прибрежный тип расселения здесь муромы, характерный хозяйственно-культурному типу с экстенсивным землепользованием и определяющий широкий охват прилегающих угодий. Все это, наряду с общепризнанным доминированием на данной территории в VI — X вв. археологической культуры муромы, позволяет не согласиться с мнением А.Е.Леонтьева об отдельных освоенных местностях Муромского края. Собственно говоря, даже в правобережных могильниках муромы (на территории Нижегородской области) индикаторы влияния проживавшей неподалеку мордвы прослеживаются только в единичных случаях. 

Мнение же В.С.Кулешова об отсутствии в Муромском Поочье финно-угорского топонимического наследия, при всем уважении к автору, представляется по меньшей мере слабо аргументированным. 

Рассказать в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.